Cosmo-интервью: Элли Голдинг

Звезды / Интервью
21 апреля 2014
Фото: theplace.ru, cosmopolitan.com

Элли приходит на интервью в один из лондонских отелей в джинсах, панковской футболке и шапочке с помпоном, без телохранителей и пресс-секретаря. Она говорит очень спокойно и негромко – полная противоположность своему сценическому образу. Мы маленькими глотками пьем зеленый чай, незаметно уничтожая блюдо клюквенного печенья. Элли говорит о том, как она благодарна судьбе и окружающим ее людям за успех вчерашнего концерта и вообще за все, что происходит в ее жизни. Ведь 26-летняя певица далеко не всегда была такой сильной и уверенной в себе, как сейчас. Когда Элли пела на благотворительном вечере в пользу детей-сирот I Know You Care – песню, которую она написала о своем отце, – невозможно было не только не расплакаться, но и не заметить маленькую несчастную девочку, которую бросил отец, когда ей было всего 5 лет.

Им с мамой приходилось буквально выживать в сельской местности графства Херефордшир, постоянно волнуясь, хватит ли денег, чтобы оплатить все счета? С тех пор она посвятила себя музыке, снискала всемирную славу и даже спела на свадьбе принца Уильяма, но путь к этому был нелегким.

В интервью Элли вспоминает о трудных временах, когда ей не хватало уверенности, когда ее сердце было разбито и когда она испытывала такие панические атаки, что ей казалось, будто она умирает. Все это в прошлом. “За последние годы моя уверенность в себе как в женщине значительно выросла”, - говорит Элли.

Сейчас она на пике славы: гастроли в США, сотрудничество с Кельвином Харрисом над хитом I Need Your Love, первое место в чартах с синглом Burn и награда музыкального журнала Q в номинации “Лучшая певица”. А теперь еще и победительница (среди музыкантов) британского Cosmopolitan в номинации “Женщина года” (2013). Что из вышеперечисленного самое приятное? То, что никто никогда не сомневался и не оспаривал ни ее таланта, ни ее достижений. Элли не носит вызывающей одежды, чтобы привлечь внимание к своей фигуре, как это делают многие исполнительницы. “Я одеваюсь так, чтобы ничто не отвлекало от главного: моих песен, моего голоса, - говорит она, добавляя: - Но всегда приятно, что есть и другие исполнительницы”. Как она всего добилась? Элли расскажет сама…

Влюбленная идиотка

Что для меня действительно важно – иметь возможность видеть мир, встречаться с людьми, слушать их… благодаря этому я очень многому научилась. Я была очень неуверенной в себе девочкой: убедила себя, что я толстая, мне не нравилась моя фигура и казалось, что у меня слишком большой нос. Сейчас наконец у меня появилось пространство, в котором я могу не думать об этих вещах. Я не должна ни под кого подстраиваться и могу все делать только для себя, потому что больше не для кого.

Никогда нельзя изменяться ради кого-то, я говорю об этом с такой уверенностью, потому что сама прошла через это. Я жила с парнем, которому постоянно что-то во мне не нравилось: моя одежда, моя прическа. Я так сильно его любила, что была готова на все.

Вспоминаю сейчас и думаю: “Какой я была идиоткой!” Понять это можно, только освободившись от таких отношений. Он ужасно со мной обращался, но я этого не замечала. Друзья говорили: “Ты что, не видишь, что он над тобой издевается?!” А я действительно не видела. 

Письмо, изменившее жизнь

В школе я хорошо училась и любила книги, но не отличалась примерным поведением. Я часто болтала на уроках и устраивала всякие шалости со своим лучшим другом Найлом. У него было суровое детство – он даже никогда не видел своего отца; все, чего нам хотелось, – сбежать с уроков и поразвлечься. Но при этом мы очень хорошо учились, потому что знали: у нас нет другого выбора, нам не на кого рассчитывать, кроме себя. Многие считают, что я веду роскошный образ жизни. Конечно! Я не могу жить иначе. Я выросла в бедном микрорайоне, у нас даже квартира была не собственной, а государственной. И в университет мне никто не помогал поступить (Элли окончила Кентский университет). Я написала длинное душещипательное письмо о том, что я не приходила на прослушивание, вы меня даже не знаете, я никогда не была на территории вашего университета, но вот моя история – могу ли я стать вашей студенткой? Наверное, это их растрогало, потому что в Кенте один из лучших театральных факультетов в стране. До сих пор не могу поверить, что меня записали на курс. 

День, когда я думала, что умру

 

Когда в 2011 году я подписала контракт со студией звукозаписи, мне пришлось за один день побывать в пяти местах. Со мной такого никогда раньше не было. Подсознательно мой мозг фиксировал все события и мое состояние: как сильно я волновалась на концертах, во время гастрольных поездок, на фотосъемках… Однажды после очередной съемки я села в поезд, чтобы поехать на похороны близкого человека, и мне показалось, что сердце может выскочить из груди. Я думала, это инфаркт. 

Приехав в Кардиф, я узнала, что следующий поезд отменили, и мне пришлось сесть в такси с незнакомыми людьми, чтобы добраться до Херефорда. В машине я так испугалась, что повернулась к женщине-попутчице и сказала: “Мне кажется, я умираю”. А потом позвонила другу с просьбой, чтобы тот отвез меня в больницу, где мне сказали, что это была просто паническая атака. С того дня такое происходило со мной регулярно. Мозг рисовал какие-то нездоровые ужасные образы, но я старалась не привлекать к себе внимания. Не хотела вокруг себя лишней шумихи. Правда, иногда приходилось уходить со встречи или из ресторана. Однажды дошло до того, что я не смогла заставить себя сесть в машину и поехать в студию. 

Но потом я попала к замечательной женщине-психологу, которая полностью меня исцелила. Правда, для этого мне пришлось вспомнить очень многие вещи, случившиеся со мной в детстве. В моменты обострения приходилось пить успокоительные таблетки, чтобы расслабиться. В конце концов атаки сошли на нет и совсем прекратились. 

Выплакать свое прошлое

Песня I Know You Care (“Я знаю, тебе не все равно”) – о моем отце, это своего рода мой катарсис. Мне было очень больно и обидно из-за того, что его не было рядом. Со мной столько всего произошло за последние четыре года, но его со мной не было, как не было и раньше. Отчасти мне хочется, чтобы он оказался хорошим человеком, почувствовал свою вину и раскаялся. Но, с другой стороны, я боюсь, что все окажется по-другому, поэтому предпочитаю правде знак вопроса. Мой внутренний ребенок всегда будет помнить боль и обиду, это и было причиной панических атак. Но на сеансах у психолога я смогла представить себя в виде двух разных людей: одна “я” была угнетена своим несчастьем и двигалась по пути саморазрушения, вторая будто оторвалась от тяжести, прижимавшей ее к земле, и воспарила к солнцу. Потом они встретились, и одна спросила у другой: “Как ты с этим справляешься? Это же так трудно!” Во время одного из сеансов я разрыдалась и не могла остановиться, но слезами я будто смыла из души всю тоску. 

Встречи и расставания

Можно жить с человеком и думать, что все о нем знаешь, а потом в один момент все оказывается иллюзией и рассыпается в прах. Я написала Anything Can Happen после разрыва с Грегом (Прим. ред. – Джеймсом, диджеем Radio 1). Мы прожили вместе два года. Я его боготворила и до сих пор боготворю. А потом все неожиданно закончилось, и это вышибло почву у меня из-под ног. Я думала, что нескоро смогу вступить в новые серьезные отношения. Но потом встретила его (Прим. ред. – Продюсер дабстеп-музыкантов Скриллекс), и словно из ниоткуда возникло невероятное чувство! Я считаю, очень важно быть рядом с человеком, который вдохновляет и духовно обогащает тебя. А какое у него чувство юмора! Меня сложно рассмешить, но с ним мы хохотали, почти не переставая. Я никогда не встречала никого, подобного ему. 

Сильная и одинокая

Моя личная жизнь уже стала предметом дружеских шуток. Мне говорят: “Да ты что? А мы и не знали, что ты встречалась!” Даже мамины друзья! А я уже несколько лет как была в отношениях с кем-то. Сейчас я свободна и счастлива. Думаю, моя личная жизнь так интересует прессу, потому что им кажется, что что-то обязательно должно быть, но на самом деле это не так. Невозможно поговорить с парнем, потому что боишься, что тут же окажешься на страницах газеты. Хотя, честно говоря, я даже не думала об этом – мне просто некогда. На самом деле очень приятно прийти домой до полуночи, не делить ни с кем кровать или пульт от телевизора и посмотреть любимый сериал. 

Друзья познаются в беде

Не знаю, что бы я делала без своих друзей. Люси вот уже несколько лет делает мне макияж, Ханна просто моя лучшая подруга, а мой родной брат ради меня переехал в Лондон. У меня не много настоящих друзей. Еще есть несколько девушек, которые мне очень близки. Риту (Ору) я обожаю, у нее потрясающее отношение к жизни: она очень позитивная, трудится, как пчелка, и у нее великолепное чувство юмора. С Карой (Делевинь) мы родственные души. А с Тейлор (Свифт) мы похожи тем, что вкладываем в свои песни собственные переживания. Мы часто пишем друг другу sms’ки, и иногда мне достаточно сказать “А”, чтобы она уже все уловила и поняла, что я имела в виду. Она для меня настоящий источник вдохновения. Иногда я думаю: может быть, я слишком откровенна в своих песнях? Но тут же даю себе мысленную затрещину и понимаю, что я всегда буду писать о людях и об отношениях. 

Форма и содержание

Я всегда тренировалась в спортзале и любила бегать; бег – одна из самых важных вещей в моей жизни. Для меня это как инстинкт выживания: если у меня не будет ничего, со мной будут мое здоровье и тренированное тело. Я занимаюсь спортом не для того, чтобы похудеть; у женщины должны быть грудь и попа, я считаю это сексуальным. Если бы я была парнем, мне бы нравились фигуристые девушки. За последние годы мое тело сильно изменилось. Раньше я была поджарым подростком. Рассматривая старые фотографии, я думаю, какой же я была мелкой и костлявой. Сейчас у меня появились настоящие женственные формы. Во время учебы в университете у меня был период страха перед углеводами и я не ела конфеты и шоколад. Сейчас я понимаю, насколько смешно и нелепо это было. Мне не хватало энергии, и я засыпала на лекциях. Теперь я себя не ограничиваю: ем все, но понемногу. Мысль о пластической операции пугает меня до смерти. Я безумно боюсь больниц и всего, что с этим связано. Но я понимаю, каково это – постоянно чувствовать себя неуверенно; это ужасно, когда тебя обзывают. В нашем обществе это, к сожалению, часть жизни, которую необходимо принять. 

Быть сильной

Я очень горжусь своей наградой и тем, что оказалась на обложке Cosmo. Сейчас я чувствую себя очень независимой, почти феминисткой – может быть, потому что я сейчас одна. Я никогда не думала о том, что могу быть для кого-то примером или источником вдохновения. Я не идеальна, я не супермодель, я пью и курю (но не горжусь этим), делаю то же, что и все. Но, мне кажется, я оказалась в нужное время в нужном месте. И я чувствую себя сильной, как никогда. 

Записала Джеки Меддинг 

Интервью: дизайнер Елена Бурба о модной одежде, трендах и личном стиле

 Если ты еще не знакома с творчеством дизайнера, сейчас самое время!

Звезды / Интервью

6 декабря 2016

«Ті, що вражають»: 5 жизненных правил Натальи Фибриг

Журналистка телеканала «1+1», которая уже более 10 лет живет и работает в Германии, участница социально-образовательного проекта «Ті, що вражають», посвященного 20-летию ТСН, Наталья Фибриг специально для читателей Сosmo дает 5 советов, как реализовать себя и достичь успеха.

Звезды / Интервью

28 ноября 2016