Эксклюзив: интервью с солистом группы Years&Years Олли Александером

Звезды / Интервью
Фото: ANDREW WHITTON
Cosmo

В преддверии концерта Years&Years солист британской синти-поп группы Олли Александер пообщался с Cosmopolitan Украина и рассказал о начале карьеры, трудностях становления поп-звездой и своей активной социальной позиции.

В 2015 году группа Years&Years выпустила свой дебютный альбом "Communion", который моментально принес вам огромную популярность. Это везение или ты знал, что твоя музыка понравится такому большому количеству людей?

Когда мы только начинали, все было совсем иначе – приходилось играть в разных барах Лондона, иногда для пары человек. Очень долгое время казалось, что это нас ни к чему не приведет. Но когда нас заметили и мы подписали контракт со звукозаписывающим лейблом, все случилось очень быстро. Мы выпустили песню King и тут же стали популярными. Я даже представить не мог, каким хитом она станем. Конечно, я всегда знал, что нам есть что предложить, и мы надеялись на успех, но без определенной доли везения тут никак: ну, знаешь, нужное время, нужное место и так далее.

Говоря о King, вы создали несколько версий этого трека. Что заставляет вас снова и снова переосмысливать материал? 

Ну мы же группа, нас трое. (Смеется.) А если серьезно, в нашей работе всегда нужно считаться и с мнением других: нашего менеджера или звукозаписывающего лейбла. Но в этом смысле я и сам очень близок к перфекционизму: мне всегда хочется что-то исправить или доделать. Сейчас мы стараемся не так сильно заморачиваться по этому поводу, особенно если видим, что трек вышел отличный. Ты ведь не можешь контролировать все на свете, верно? 

Сейчас, спустя четыре года, Years&Years заслуженно называют самым влиятельным голосом на поп-сцене. Так и задумывалось? 

Нет, спланировать такое невозможно. Я всего-то хотел петь и писать музыку. Этот успех можно объяснить отчасти тем, насколько искренни мы со своей публикой. Во время наших выступлений я заметил, как аудитория реагирует на меня в моменты максимальной отдачи, и понял, что это ключ к успеху. Люди хотят видеть тебя настоящим, знать твою историю и иметь возможность соприкоснуться c ней. Если таким образом я смогу привлечь внимание к вопросам сексуальности или психического здоровья, буду считать, что оставил после себя достойное наследие. 

Группа стала известной отчасти именно благодаря твоей активной социальной позиции. Ты являешься открытым геем, а твое творчество стало частью квир-культуры. Расскажи, как ты пришел к этому?

В школьные годы меня ужасно дразнили: я никуда не вписывался и испытывал постоянное чувство стыда. Человек вроде меня с детства сталкивается с дискриминацией и разного рода предубеждениями. Так что представить себя в те годы выступающим перед тысячей зрителей на сцене вроде O2 Arena в Лондоне было просто немыслимо. Знаешь, в музыкальной индустрии скрытых геев гораздо больше, чем тех, кто открыто говорит о своей нетрадиционной ориентации. Отсюда и самое большое достижение Years&Years – мы остаемся настоящими. 

Ты говорил, что своим творчеством хочешь выводить публику из зоны комфорта. Это желание поддерживать дискуссию вокруг разнообразия сексуальности или скорее твой личный протест? 

Это все сразу. Ведь поп-музыка может похвастаться уникальным преимуществом – ее способностью захватить внимание огромной по своим масштабам аудитории. Я говорю с ней на универсальном языке, чтобы каждый слушатель нашел что-то для себя, независимо от того, какой он ориентации. Поэтому, конечно, мне, как и любому художнику, хочется, чтобы мое искусство было частью этой дискуссии. 

В фильме “Звезда родилась” героиня Леди Гаги – Элли, – обретая все больше и больше популярности, стала терять свой настоящий голос. Было ли так с тобой?

В этом бизнесе чем популярней ты становишься, тем больше людей пытаются заработать на тебе деньги. Я ни в коем случае не сравниваю себя с Леди Гагой, но могу сказать, что при создании второго альбома Palo Santo тоже ощущал некое давление. Постоянно задавался вопросом, делаю ли я что-то новое или неосознанно скатываюсь в самоповтор. Ведь это как раз то, что всем от тебя нужно, – чтобы ты повторил успех предыдущей пластинки. В такие моменты я просто вспоминаю, из-за чего я здесь, почему занялся музыкой в самом начале своего пути. В этом смысле я сочувствую Элли. 

Ты большой фанат Рианны и даже покрасил свои волосы в красный цвет из-за нее. Менял ли ты в себе еще что-то как внешне, так и внутренне, вдохновляясь другими? 

Я вечно кем-то вдохновлен. Когда я учился игре на пианино, мне подарили сборник песен Стиви Уандера. Какой же у него невероятный голос! Я тогда пытался спеть каждую ноту так, как это делал Стиви. Сейчас, вспоминая об этом, даже удивляюсь тому, каким уровнем самоотдачи я владел. 

Я не могу не упомянуть концерты Years&Years – они всегда очень яркие и динамичные. Невооруженным глазом видно, как ты и ребята выкладываетесь на все сто. А что ты делаешь первым делом после окончания шоу?

Первым делом я иду в душ. Нет, серьезно, я очень много танцую, потею – без душа вообще никак. А после предпочитаю отдыхать, желательно в своей пижаме. 

У Years&Years запланирован концерт в Киеве 14 февраля, на День святого Валентина. Чего нам стоит ждать? 

Я признаюсь в любви всем, кто придет на концерт. Они будут моими Валентинами.

Рейтинг / 0
5 5 1