Фронтмен Balthazar – о переменах, концерте в Киеве и вредных привычках фанатов

Звезды / Интервью
Фото: фото предоставлено пресс-службой
Cosmo

17 сентября в киевском клубе Bel’etage выступит бельгийская группа Balthazar. Таисия Куденко созвонилась с ее фронтменом Маартеном Девольдере накануне концерта и расспросила его о том, как это – делать поп-музыку, за которую не хочется краснеть. 

Для начала позволь мне выразить свой фанатский восторг от альбома Fever. Он, кстати, вышел аккурат на мой день рождения, 25 января. Спасибо за подарок!

Всегда пожалуйста! Мы для тебя и старались. 

Вы с Йинте производите впечатление парней, которым все дается без особых усилий. Будто вы уже от природы такие классные. Но я понимаю, что за этой картинкой стоит огромная работа. 

Действительно, чтобы создать нечто крутое, нужно очень много вкалывать. Ты можешь придумать хоть 200 вариаций одной песни и только на 201-й получить что-то стоящее. С лид-синглом Fever у нас было именно так. Чтобы ты понимала, одна из черновых версий была в стиле регги. 

Вам, бельгийцам, наверняка было трудно пробиться на мировую сцену, где доминируют британские и американские исполнители.

Да, это так. Поначалу мы стыдились своего происхождения и пытались строить из себя каких-то британцев. Но через пару лет поняли, что в этом и есть наша сила: так, как мы, не звучит ни одна британская группа. Знаешь Stromae? Он тоже из Бельгии и смог добиться большого успеха. В его музыке слышны африканские мотивы, но при этом она звучит вполне себе по-жюпрельски (Жюпрель – коммуна в Валлонии, Бельгия. – Прим. ред.). В общем, то, что ты из какой-то “не той” страны, это не оправдание. 

Вы начали играть вместе еще в старшей школе. Скажи честно: группу создали, чтобы кадрить одноклассниц? Или уже тогда строили серьезные планы на музыку?

Думаю, тут замешано и первое, и второе. Отчасти мы и правда пытались впечатлить девчонок и считали наличие собственной группы показателем взрослости. Мне кажется, что по той же причине парни пытаются преуспеть в баскетболе или мечтают разбогатеть. (Улыбается.) 

Я читала, что Йинте даже бросил скрипку ради гитары, потому что счел ее “более сексуальным инструментом”.

Да, он в этом возрасте фанател от Nirvana. Где Nirvana, а где скрипка. (Улыбается.)

Что насчет конкуренции? Не трудно ли вам делить сцену и студию?

Конечно, между нами есть некое соперничество, но оно идет на пользу творческому процессу. Когда Йинте предлагает какую-то классную идею, я думаю: “Блин, какая идея! Он действительно лучше меня!” (Смеется.) Так что конкуренция – это хорошо, она держит нас в тонусе. 

Фронтмены Balthazar Йинте Депре (на фото слева) и Маартен Девольдере (на фото справа) играют вместе уже 15 лет.
В свободное время музыканты работают над сольными проектами: Маартен выпустил два альбома c группой Warhaus,
а Йинте выступает под именем J. Bernardt.  

После релиза Thin Walls в 2015 году вы решили взять паузу для работы над сольными проектами. Помогали друг другу в записи альбомов или соблюдали дистанцию?

Мы с Йинте осознанно сделали перерыв в совместной работе, поэтому бегать друг к другу за советами было бы странно. Зато, поработав порознь, мы вновь обрели уважение друг к другу и перестали воспринимать талант партнера как что-то очевидное. 

Друг, который в свое время открыл мне музыку Balthazar, подметил, что в альбоме Fever слышны отголоски ваших сольных проектов J. Bernardt и Warhaus. И что он невольно пытается угадать, кто из вас писал ту или иную песню. Вы как-то разделяете зоны ответственности или все делаете сообща?

Обычно в песне солирует тот, кто написал текст, но вообще наша музыка – это всегда коллективная работа. Интересно, что первым делом, приступая к записи Fever, я придумал ряд битов в стиле J. Bernardt. А Йинте, в свою очередь, предложил какие-то штуки, которые позаимствовал у моего проекта Warhaus. Такой вот обмен опытом.

Все больше музыкальных исполнителей и продюсеров привлекают к сотрудничеству талантливых вокалисток. В новом альбоме The National много женского вокала, да и у Марка Ронсона что ни трек, то коллаборация с певицей. Balthazar готовы к таким экспериментам?

Понимаешь, мы группа из пяти человек, и нам нравится создавать музыку впятером. У нас и так два вокалиста – зачем усложнять и добавлять третьего? Конечно, “никогда не говори никогда”, но пока я не вижу в Balthazar места для девушки-вокалистки. 

А вот в комментах под вашими новыми клипами пишут, что “в Balthazar стало слишком много тестостерона”. Может, и стоило бы его разбавить?

А мне кажется, что мы наоборот стали более чувствительны и даже несколько феминны. Наверное, потому, что больше не пытаемся впечатлить Патрисию (экс-участницу группы Патрисию Ваннесте. – Прим. ред.). И вообще мы очень милые ребята!

Вы не стесняетесь называть себя поп-группой, в то время как некоторые исполнители считают это постыдным клеймом. Если бы тебе пришлось защищать поп-музыку перед ее хейтерами, что бы ты им сказал?

Я бы сказал, что написать хорошую поп-песню куда сложнее, чем какую-то “нестандартную” композицию без куплетов. И что, в конце концов, The Beatles тоже играли поп. (Улыбается.) Мы в Balthazar всегда хотели быть поп-группой, которая делает что-то занятное. Нам интересно работать в рамках этого жанра, время от времени нарушая его законы. Это как в боксе: на ринге есть правила, которых нужно придерживаться. Но при этом всегда находится некий Мохаммед Али, который боксирует более свободно, будто играючи. 

Нам нравится, когда люди узнают себя в наших песнях, а цепляющие мелодии помогают захватить большую аудиторию. Мы не хотим играть фоном где-нибудь в музее – наша музыка должна жить среди людей. 

У Balthazar есть амбиция стать стадионной группой, или вам комфортнее выступать на камерных площадках?

Мы уже играли на двух стадионах, в Бельгии и Нидерландах. Было круто! Но становиться группой вроде Coldplay мы бы не хотели – это не так уж и весело. Вообще, когда ты регулярно выступаешь на похожих площадках, тебе становится скучно. Поэтому я за то, чтобы чередовать большие и меньшие залы.

Перед музыкантами обычно стоит дилемма: уделить больше концертного времени новому материалу или пойти на поводу у публики и играть только хиты. Как вы соблюдаете этот баланс?

Нам повезло, что у нас нет определенной песни, по которой нас все узнают. Balthazar не артисты одного хита – мы альбомная группа. У нас четыре классных пластинки, которые дают нам возможность миксовать разные песни и создавать новые сет-листы перед каждым концертом.

На концертах всегда есть некий процент людей, которые приходят, чисто чтобы выпить или сделать селфи. Что в поведении публики бесит тебя больше всего?

Когда люди едят. Трескают попкорн или что-то в таком духе – вот это очень бесит. Обращаюсь ко всем, кто сейчас нас читает: пожалуйста, не ешьте на концертах!

Уверена, что киевская публика прислушается к твоей просьбе. Кстати, о Киеве. Вы ведь не первый раз у нас играете. Как находите свой успех в Восточной Европе? 

Мы и представить себе не могли, что будем так популярны в ваших краях. Помню, как мы впервые приехали в Киев, вышли на сцену и увидели в зале что-то вроде 800 человек. Я еще подумал: “Черт возьми, это вообще как?!” Даже не знаю, чем мы заслужили такую любовь. Возможно, своими красивыми улыбками? Я, между прочим, чищу зубы по семь раз в день, чтобы поддерживать эту ослепительную звездную улыбку. (Смеется.) Не зря ведь стараюсь!

Купить билеты на концерт Balthazar в Киеве.

Рейтинг / 0
4 5 1