Интервью: Женя Синельников о путешествиях, планах и тревел-шоу "Орел и решка"

Звезды / Интервью
Cosmo

Когда я смотрю “Орел и Решка”, то немного завидую. Сложно представить, что люди уже восемь лет катаются по миру и снимают одну из самых успешных программ на телике. Но это правда. И руководит этим режиссер (и бывший ведущий) Евгений Синельников.

Женя, ты выглядишь уставшим. Все в порядке? 

- Есть такое некрасивое слово – “зашквар”. Вот я его сейчас ощущаю. Приехал три часа назад. В Европе опоздал на самолет, потом опоздал на поезд, когда ехал на день рождения к ребенку в Запорожье. Раньше бы я сильно нервничал, но сейчас я к этому отношусь спокойнее – ну опоздал, ну изменилось расписание. Но ведь в итоге все хорошо. 

Хочется осесть? Ведь ты уже “поважний дядько”, у тебя сын подрастает…

- Да, желание есть, но тут, блин, качели: сидишь дома - тянет вырваться, увидеть новое, а когда мотаешься - тянет домой. Но в нашей команде есть люди и постарше меня - выездные продюсеры и режиссеры. Они вообще 300 дней в году на съемках и у них тоже есть семьи. У нас такой стиль жизни.

Чувствуешь разницу поколений в общении с младшими коллегами?

- Вообще, да. Она, конечно, не такая большая, как с друзьями моих родителей, но у нас разные взгляды на многие вещи. 

 Для тебя команда – друзья?

- Конечно! Ведь "Решка" не совсем обычный телепроект. Это своеобразная документалка про двух туристов, которые приехали в незнакомый город. И вся команда за кадром переживает тоже самое. Если не дружить – путешествие будет испорчено. Я всегда стараюсь поддерживать дух дружбы в команде.

А серьезной документалистикой есть желание заняться? Ведь тебе точно есть что рассказать.

- Желание есть, но для документального кино необходимо погружение, а времени на него катастрофически не хватает. Делать какую-то фигню тоже очень не хочется. Особенно после “Решки”. Ведь есть же эффект, когда первый проект удачный и после него сложно выдать что-то другое. Я прекрасно помню, как мы сделали “Семейного пса” – душевную и трогательную программу. В ней были и любовь, и дружба, и звери – я такое люблю. Не пошел. Это был для меня удар: я видел потенциально крутой продукт, а цифр не было.

Удар по самолюбию?

- В первую очередь. С финансовой стороны все нормально – рейтинги были чуть выше средних. Мы сделали один сезон, все закрыли. Еще год потом я пытался разобраться, почему так произошло, что мы сделали не так. Для меня это стало хорошим пинком, чтобы разобраться, как строится телевизионная сетка.

Спустя столько лет у тебя не появилось ощущение, что “Решка” стала дойной коровой?

- Ни в коем случае. Как только проект станет дойной коровой, его надо закрывать.

Ты как-то говорил, что “Решка” вечная. Это не слишком амбициозное заявление?

- Я же не говорил, что она будет идти вечно. Идея продукта настолько простая и интересная, что можно 150 раз приехать в Нью-Йорк с разными ведущими и все 150 раз это будет другой город. Так что потенциально это действительно unlimited. Как оно будет – посмотрим. Убить любой проект очень легко: достаточно поставить его в эфир в 3 ночи, а потом сказать "у вас рейтинги плохие".

Вернемся к путешествиям. У тебя бывали инсайты во время поездок?

Да, и даже не один. Первый произошел, когда я уже объездил много стран – на сезоне четвертом-пятом. Я начал понимать, как устроен мир: где мы в нем находимся, куда движемся, как на общество влияет религия. Второй момент был, когда я понял, что мне все равно, где я нахожусь. Важно – с кем. У меня полностью ушел страх перед непонятными ситуациями. А после того, как мы взяли интервью у мужчины, убившего больше 100 людей, понял, что общий язык можно найти со всеми.

А мы с девушкой хотим доехать до Китая автостопом, но побаиваемся…

Бояться не надо! Смело езжайте! Моя знакомая француженка долетела до Байкала на самолете, а оттуда потом автостопом доехала аж до Парижа. И все в порядке.

Ты замечаешь глобальные изменения, которые происходят с планетой?

Да. Мы вот только вернулись из Перу – снимали Радужные горы в регионе Куско. Сказочное место. Их до недавнего времени покрывал ледник, а два года назад, из-за глобального потепления, он растаял. Такие изменения очень важно фиксировать.

Где самые счастливые люди?

В самых бедных странах, как это ни поразительно. В Непале, например, потрясающие люди. Они живут в домах из глины, где посередине горит огонь, а по бокам разбросаны тряпки, на которых они спят. При этом они улыбаются во весь рот.

Есть места, где ты чувствуешь себя как дома?

Мой любимый регион – это Латинская Америка. На Ямайке, например, особая атмосфера. Там все реально don’t worry. Для них жизнь прекрасная уже потому, что светит солнце. Пускай и единственные штаны протерлись.

Читая твои интервью, складывается впечатление, что ты тоже счастлив и жизнь удалась. Это так? Все сбалансировано?

Да, я занимаюсь любимым делом и путешествую. Но нет предела совершенству. Я который год не могу выучить испанский. Английский тоже не очень хорошо знаю. Кино так и не снял, документалку не осилил. Есть куда развиваться. Сейчас больше времени появилось на сына. Я почти не хожу на тусовки, мне приятнее забрать его из садика и поехать вместе в магазин, например.

Чему бы ты хотел научить его?

Получать кайф от жизни. Остальное не имеет значения.

Вы с Леной (жена Евгения. – Прим ред.) уже двадцать лет вместе. Это очень много! Как у вас получается сохранять отношения?

Да, это срок, но время пролетело незаметно. Мы с Леной в первую очередь друзья. А еще у нас есть большой кайф – мы можем соскучиться друг по другу. Когда приезжаешь после месяца расставания, начинается игра, как будто ты заново влюбляешься. Это очень прикольно.

У меня сложилось впечатление, что Лена – очень крепкое плечо. И в целом сильная женщина. Никогда не чувствовал, что она доминирует?

У нас всегда было четкое разграничение в обязанностях: я отвечаю за творчество – Лена за деньги. Конечно, ни одно мое творческое решение не принимается без согласования бюджета с ее стороны. Черт, она таки доминирует в бизнесе, ё-моё . (Смеется)  

 

Интервью: Филипп Доценко

Фотограф: Ольга Бабич

Стилист: Анастасия Благодарная

Визажист: Татьяна Овдиенко 

На Жене: шорты и рубашка Komashnya, кроссовки Ecco, чемоданы Have A Rest.

Рейтинг / 0
5 5 2