Колонка Дмитрия Дира: его письмо Деду Морозу

Его мнение
Фото: Gettyimages,
Cosmo

Оказалось, что с возрастом мое сердце, которое якобы должно было покрыться налетом серой и скучной взрослости, начало верить в чудеса гораздо охотнее, чем в детстве. Ясное дело, что экономический кризис, политические баталии и проблемы экологии с каждым годом становятся все более обыденными темами жизни, но ожидание Нового года и встреча Деда Мороза кажутся теперь, в некотором роде, волшебным спасательным кругом.

Я открываю глаза и вижу перед собой ее обнаженную спину.
У меня в квартире достаточно прохладно, поэтому первое, что проносится в моей голове, является вопросом «не холодно ли ей?».
Я мягко дотрагиваюсь губами к ее коже и понимаю, что да, холодно.
Накрываю одеялом, обнимаю, пытаюсь снова уснуть.
В городе воскресенье и полная тишина. Только новогодняя гирлянда, которая так и осталась включенной, мигает, отражаясь от солнца, которое вяло поднимается над горизонтом…

«Дорогой дедушка Мороз, Санта или Пер Нуэль, не знаю, кто прочтет это письмо, но все равно – здравствуй.
Меня зовут Дима и, в принципе, в этом году я вел себя достаточно хорошо. Весь год я старался быть хорошим человеком, старался помогать другим и старался быть честным по отношению к людям, которых любил / люблю / (нужное подчеркнуть). Я старался относиться к людям так, как хотел бы, чтобы они относились ко мне. Я старался сделать мир лучше, потому что у меня была / есть / (нужное опять подчеркнуть) / такая возможность.
Дорогой Санта, я хочу попросить тебя об одном подарке...»

…Она проснулась, глубоко вдохнула, выдохнула и повернулась ко мне. Боже, как прекрасна она была. Могут ли люди быть столь прекрасны после крепкого сна? Я улыбнулся ей, рассматривая каждый миллиметр ее лица, каждый оттенок ее глаз, каждое микродвижение губ. Может ли утро быть более идеальным? И были ли у кого-то подобные? Казалось, что мне одновременно дали «Оскар», Пулитцеровскую премию и 95% скидку на все авиабилеты всех авиалиний мира. Но я бы отказался от всего этого сразу же, будь у меня выбор между ней и…

«Знаешь, Санта, мне всегда казалось странным, что с тобой нужно говорить только накануне определенного праздника и сугубо по коммерческим соображениям. Ты ведь тоже человек и наверняка нуждаешься в обыкновенном человеческом общении. Грустно, наверное, когда о тебе вспоминают только один раз в году.
Интересно, а что бы ты хотел получить на Новый год или Рождество? Задавался ли кто-нибудь подобным вопросом? И задавал ли ты его себе сам? Они, конечно же, риторические, ведь задача любого альтруиста – делать добрые дела и не ждать ничего взамен.
Но я рискну быть наглым. И попрошу тебя только об одном…»

…Мы лежали и просто молчали, пока урчание в ее животе, которое рассмешило нас обоих, не нарушило эту тишину.
- Позавтракаем? – спросил я, вспоминая, что можно приготовить из шоколадных конфет и виски.
- Конечно, - она улыбнулась и накрылась с головой одеялом, из-под которого продолжила смеяться.
Я спустился на кухню, открыл холодильник, из которого на меня одиноко смотрела зияющая пустота и десяток яиц.
- А что именно хочешь? - я смахнул со стола разноцветные фантики-обертки и включил чайник.
- Мне все равно. Я все съем, - из-под одеяла показалось довольное лицо и добавило, - и кофе, если можно.
Можно, конечно же. Для тебя можно все…

«А еще, Санта, я так и не успел влюбиться в уходящем году. То есть, по-настоящему влюбиться. Знаю, что я должен рассказывать тебе лишь о своих хороших делах, чтобы получить подарок, но раз уж ты задержался, читая это письмо, я расскажу обо всем.
В уходящем году я наблюдал за сотнями людей. Наблюдал, как они знакомятся, встречаются, создают семьи, любят друг друга. Наблюдал, как они работали над своими отношениями. Тяжело работали. Или разрывали все, к чему так долго шли. Ты же знаешь, что любовь бывает совершенно разной. И не такой, какой мы видим ее в фильмах или читаем о ней в книгах.
Думаешь, я слишком серьезный? Возможно.
Но мне просто нужна всего лишь одна очень важная вещь. Поможешь?»

…Я поставил перед ней тарелку с омлетом и выловленными из банки оливками, которые чудом выжили после вчерашней вечеринки у меня дома. Вторую, такую же, только без оливок, я поставил перед собой.
- Дама желает вина? – спросил я, разглядывая недопитое «шардоне».
- Дама желает кофе. - Она улыбнулась. - И никогда не покидать зону теплого одеяла.
- Это можно устроить, - сказал я и налил ей в чашку плотный черный фильтр.
Мы слушали музыку, ели приготовленный на скорую руку омлет, она сидела в моей футболке, просила добавки и рассказывала смешные истории о ее маленьких племянниках.
Я не знал, была ли она случайностью в моей жизни или, как любят говорить люди, все было уже предрешено, но я чувствовал, что впервые за весь год был по-настоящему счастливым…

«Просто, Санта, мы всегда должны получать то, что искренне хотим.
Чудо – это ведь не курсы личностного роста, не десяток трудных рабочих лет, не внезапное озарение или медитация, которая привела к неожиданному результату. Чудо – это чудо. Оно всегда без предупреждения, всегда неожиданно и всегда не похожее на других.
Твое. Настоящее.
Поверь мне, Санта, это точно выгодная сделка. Ты помогаешь мне – я помогаю тебе. Что я могу предложить? Ну, продолжать делать мир лучше, разумеется.
Мне нужна только одна простая вещь…»

…Она вернулась в постель и начала наблюдать за тем, как я мою посуду.
- Тебе нравится? – спросила она, улыбаясь своей самой лучшей в мире улыбкой.
- Что?
- Заботиться о ком-то? Мыть за кем-то посуду?
- Я не думаю об этом в таком ключе. Просто мою посуду.
- Но тебе же сейчас хорошо?
Я задумался. Обычное мытье посуды. Хотя... Обычным оно может быть только, если я мою грязную тарелку после себя. И вдруг я действительно понял, что мне приятно. Приятно, черт возьми, убирать после нашего первого совестного завтрака.
Я повернулся к ней и посмотрел на нее, лежащую в моей постели, улыбающуюся и невероятно красивую.
- Что будем делать? - она наклонила голову и обняла подушку.
Я улыбнулся, отложил мокрую тарелку в сторону и сказал:
- Я хочу провести с тобой весь следующий год.

«Только её, Санта.
Только её».