Почему в Instagram все выглядят одинаково?

LIFESTYLE / Технологии
Фото: Instagram
Cosmo

Полчище пухлогубых двойников с высокими скулами и тщательно выписанными бровями собирает все лайки в Instagram. Как мы докатились до такого и есть ли путь назад?

Когда ведущая британская визажистка и звезда YouTube Лиза Элдридж заявила, что социальные сети – это лучшее, что могло случиться в области мейкапа, хохот ее коллег был слышен даже в страто-сфере. Элдридж (чьи уроки макияжа произвели фурор) утверждает, что Instagram, Snapchat, YouTube и подобные им сервисы вдохновляют миллионы людей на эксперименты с образами из разных культур. Однако большинство специалистов, с которыми мы общались, настроены не так оптимистично. “Не драконьте меня, - заводится лондонская визажистка Кей Монтано, которая более 30 лет работает с селебритиc от Николь Кидман до Дженнифер Лоуренс. - Я в ужасе по поводу влияния социальных сетей. В области красоты они навязывают заурядность”.

Директор по макияжу компании MAC англичанин Терри Барбер вторит Кей: “Теоретически социальные сети могли бы знакомить нас с самыми разнообразными идеями касательно красоты. Но в реальности мы получили шаблонный идеал фальшивого совершенства”. Не сомневаемся, что ты знакома с этим “идеалом”. Его воплощают знаменитости, посетители ночных клубов и просто прохожие на улицах. Такую “красоту” нам навязали именно социальные сети, в которых безраздельно доминируют женщины с ресницами диснеевских принцесс, вздернутыми носами, губами размером с диванную подушку и угольными бровями строго под углом 90 градусов. Этот новый мультяшный идеал женственности весьма впечатляет в отредактированном с помощью Facetune виде. Но в жизни выглядит просто пугающе.

Девушка-Барби

Терри характеризует модный стандарт как “неуклюжую фантазию гетеросексуального мужчины о том, как выглядит секси-девчонка”. На наш взгляд, Insta-красотки похожи на секс-кукол: у них такие же выдающиеся скулы, неестественно гладкая кожа и гипертрофированные половые признаки, приобретенные в косметических клиниках и салонах.

“Конечно, подобный образ был популярен всегда, начиная со времен пинап-плакатов и заканчивая эпохами Брижит Бардо и Памелы Андерсон, - объясняет Терри. - Но раньше все понимали, что он утрированный, несколько карикатурный. Нарисованным девушкам или далеким кинодивам невозможно было подражать, к ним нельзя было относиться серьезно. Но сегодня карикатура стала нормой”.

Когда мы были подростками, нашими кумирами были поп-звезды и супермодели 1990-х. Мы осознавали, что идеальная Клаудиа Шиффер – генетическая аномалия. И не думали, что когда-нибудь сможем выглядеть, как она. Гламурные красные дорожки существовали только для недосягаемых знаменитостей; косметические процедуры – для богатых и старых. И мы учились использовать макияж так, чтобы подчеркивать свои достоинства и смягчать недостатки.

Так что же изменилось за 30 лет? В общем, все. Круглосуточный доступ к соцсетям с откорректированными в Facetune лицами снижает нашу самооценку и искажает восприятие, что играет на руку индустрии красоты. Сейчас изменение внешности доступно с юных лет – начиная от наборов для контурирования и заканчивая скидками на филлеры для губ. В нашем мире соцсети определяют общественную жизнь, лайки становятся мерилом популярности, а для некоторых еще и источником денег.

Преувеличенно женственные черты лица (сравни Анжелину Джоли, единственную женщину, которая родилась сразу со всеми ними, и всех дамочек с искусственными губами из ленты твоего Instagram) прекрасно смотрятся на снимках. Британский телеведущий Пирс Морган недавно упоминал об этом: “Я часто вижу таких людей живьем. И, боже мой, каждый раз я просто задыхаюсь от ужаса. Они перекраивают себя, чтобы выглядеть хорошо перед камерой, но в жизни смотрятся дико. Мне хочется встряхнуть их и сказать: ради бога, что вы с собой сделали?”

Но почему мы охотнее ставим лайки идеальным пухлоротым особам, чем обычным девушкам со всеми их недостатками? В этом виновата наша природа. Бесчисленные исследования показывают, что даже младенцев больше всего привлекают симметричные лица с полными губами и большими глазами. “Именно эти образы собирают урожаи лайков, - говорит Кей. - В результате тысячи молодых женщин будут лезть из кожи вон, чтобы получить такую внешность. Женщинам нашего поколения трудно это принять. Мы боролись за то, чтобы нас не судили по внешности, поэтому чувствуем себя так, будто вернулись в темное Средневековье”. Выходит, мы расковали цепи, прикреплявшие нас к кухонной плите, чтобы приковать себя наручниками к туалетному столику. Но так ли уж безрадостна сложившаяся ситуация?

Попытка сравнения

“Отдадим женщинам должное: для многих из них макияж – это хобби, - объясняет британский психолог и медиаобозреватель Хони Лэнгкастер-Джеймс. - В некоторой степени это просто способ развлечься. Загвоздка в том, что если переделывание лица с помощью хирургии, наполнителей или макияжа становится стилем жизни, то это сигнализирует о комплексе неполноценности. Женщина считает себя недостаточно привлекательной, возникает несоответствие между реальным и трансформированным “я”. Таких случаев сейчас в моей практике много”.
Кроме того, мы конкурируем не только с самими собой. Культура онлайн-сравнения, просмотр картинок из жизни других людей, на которых мы видим то, чего нет у нас, вызывают социальную тревогу, проблемы с восприятием телесного образа и эмоциональные стрессы. “Это эпидемия, которая изменяет наше коллективное женское сознание, - говорит Хони. - Сегодня мы пытаемся подражать тем женщинам, чьи жизнь и внешность на самом деле ненастоящие”.

Красота – состояние ума

Чувство собственного несовершенства укоренилось в нашей культуре и социальных сетях. Поэтому жизнь других кажется нам более красивой, сексуальной и успешной, чем наша повседневная рутина.

Когда мы спросили у 21-летней стажерки, почему она смотрит онлайн-уроки по макияжу на YouTube, то услышали в ответ: “Чтобы никогда не делать ошибок в макияже, как ваше поколение”. Вот это новость! Смелые эксперименты, креативность, индивидуальный стиль, вызов устоявшимся вкусам – все то, что было интересным в нашей молодости, поколением конформистов воспринимается как дурацкие ошибки. Время изменилось… Терри говорит: “Сегодня есть огромный потенциал для появления контркультуры и разнообразия в Интернете. Но не в том случае, если смысл жизни составляют подписчики и лайки”.

Girl power

Но, к счастью, индивидуальное мышление снова становится мейнстримом. На показах в этом сезоне появилось много нестандартных андрогинных моделей. Рут Белл, Андреа Пежич и Изабелла Эммак востребованы потому, что выглядят не как все. И если ты хочешь понять, насколько прекрасно быть не такой, как все, посмотри на Алишу Киз. Устав от того, что индустрия развлечений пыталась заставить ее соответствовать идеалу худышки, она написала: “Я больше не хочу прятать. Ни мое лицо, ни мои взгляды, ни мою душу, ни мысли, ни мечты, ни проблемы, ни эмоциональное развитие. Ничего”. Алиша выступает без макияжа, не стесняясь веснушек. “Надеюсь, это революция”, - говорит Киз. Я тоже.  

Рейтинг / 0
3 5 1